?>

Ученые оценили эффект политической воли на борьбу с изменением климата

07.03.2019

Для снижения объемов индустриальных выбросов в атмосферу странам потребовалось в среднем 35 политических решений в области энергоэффективности и 23 решения, поддерживающие альтернативную энергетику

18 стран на планете добились устойчивого снижения выбросов углекислого газа в период с 2005 по 2015 год, причем, как утверждают авторы аналитического отчета, вышедшего сегодня в журнале Nature Climate Change, они преуспели благодаря законодательным усилиям в области альтернативной энергетики и энергоэффективности. Причем среди преуспевших не только небольшие западноевропейские государства вроде Бельгии с ее ветряками, но и США. Это вселяет определенную надежду — возможно, глобальное потепление получится сдержать хотя бы отчасти.

Рост средней температуры на планете наблюдается давно, но в последние десятилетия этот процесс ускорился. Если взять 22 самых теплых за всю историю наблюдения года, то они придутся на последнюю четверть века; глобальное потепление вызывает таяние ледников и вдобавок увеличивает вероятность таких эстремальных событий, как засухи или ураганы.

Международная группа исследователей проанализировала ранее собранные Международным энергетическим агентством (IEA) данные по выбросам углекислого газа от сжигания углеродного топлива во множестве стран: 18 из них стабильно снижают выбросы в атмосферу на протяжении последних лет. Если примеру этих государств последуют все остальные, мир может пройти пик выбросов и начать сокращать количество поступающих в атмосферу парниковых газов.

Успешно снизили «индустриальные» выбросы такие страны, как Австрия, Бельгия, Болгария, Великобритания, Венгрия, Германия, Дания, Ирландия, Испания, Италия, Нидерланды, Португалия, США, Румыния, Финляндия, Франция, Хорватия и Швеция.

1123.jpeg

Падение выбросов от сжигания ископаемого топлива в 18 странах, добившихся этогоC Le Quere (UEA), M Sharmina (University of Manchester), C Wilson (UEA), L Whitmarsh (Cardiff). Данные: van Vuuren 2017 и Global CArbon Budget. Дизайн: Asher Minns. Графика: Nigel Hawtin / Tyndall Center for Climate Change Research / UEA

Авторы новой публикации задались вопросом о том, почему этим странам удается снижать выбросы углекислого газа, а другим нет. Они указывают, что на этот показатель влияет сразу множество разных факторов — от совершенствования техники до переноса производств в другие регионы и спроса на продукцию тяжелой промышленности. В Румынии, например, в 1990-е годы выбросы радикально снизились из-за банкротства сталеплавильных комбинатов, равно как и на постсоветском пространстве углекислого газа производили меньше вовсе не из-за перехода на новые технологии или источники энергии.

123.jpeg

Заброшенный и полуразрушенный сталелитейный комбинат в Кэлане, Румыния. Закрытие предприятий тоже может снижать выбросы, и ученые учли это в своем анализе Chmee2/Valtameri / wikimedia commons

Для ответа на свой вопрос исследователи выделили три группы стран. В первую попали те, чьи выбросы упали, а валовый внутренний продукт вырос. Так по последнему критерию из списка исключили Грецию, где случился экономический кризис. Вторую группу составили страны с устойчивым ростом больше 3,5% ВВП в год с одновременным увеличением выбросов, ну а в третью попали те, кто демонстрировал не слишком высокий (меньше трех с половиной процентов) ежегодный прирост валового продукта, но и не снизил объемы выбросов углекислого газа.

Для каждой группы была также собрана информация о том, какие решения принимались властями. Так как такие данные были доступны не для всех стран мира, группы в итоге пришлось ограничить и сравнивать 18 «зеленеющих» стран с двумя контрольными группами по три десятка в каждой. Исследователи считали, сколько разных государственных решений принималось в области энергоэффективности, перехода на возобновляемую энергетику и борьбы с глобальным потеплением.

medialibraryKKELVY.jpeg

Солнечные батареи на крышах домов во Фрайбурге, Германия Andrewglaser / wikimedia commons

Сравнение показало, что «зеленые» страны уделяют всем трем направлениям больше внимания, чем обе контрольные группы. В области энергоэффективности, например, для «зеленой» группы насчитали в среднем по 35 различных политических решений, в то время как медленно растущие и увеличивающие выбросы ограничились всего двумя. Там, где сократившие выбросы без ущерба для благосостояния принимали два десятка мер по развитию альтернативной энергетики, нарастившие выбросы вместе с экономикой обходились вдвое меньшим количеством. У них было в среднем по 11 мер, хотя те, кто и выбросы увеличил, и экономику не подтянул, принимали и того меньше.

В Германии доля «зеленой» энергетики выросла с 3% в 2000-м до 13% в 2017-м, причем солнечная энергетика была поднята за то же время практически с нуля — от 0,01 до 6,6% в общем балансе. В США на все возобновляемые источники приходится свыше 17% всей генерации электроэнергии, хотя из них чуть меньше половины приходится на построенные ранее гидроэлектростанции. Среднее число политических решений, направленных на поддержку и развитие альтернативной энергетики в группе стран, снижающих выбросы CO2от сжигания ископаемого топлива, составило, по оценкам ученых, 23.

Статистический анализ показал, что официально декларируемое намерение сделать страну в целом энергоэффективной и опирающейся на возобновляемые источники энергии по меньшей мере коррелирует с реальным снижением выбросов CO2 в атмосферу. А вот официально же принимаемые меры по борьбе именно с изменениями климата не очень-то заметны. Количество политических актов, связанных непосредственно с глобальным потеплением, во всех трех группах было практически одинаково, хотя в группе «снижающихся» стран число этих решений положительно коррелировало с трендом снижения выбросов.

Детальный анализ принимавшихся мер должен был выявить наиболее значимые, но здесь ситуация оказалась гораздо сложнее. Авторы отмечают, что для снижения производства углекислого газа (без переноса промышленных предприятий в другие регионы и снижения благосостояния) есть несколько стратегий, ни одна из которых не является универсальной. Где-то многого можно добиться заменой угля на газ, где-то газ меняют на солнечные батареи и ветрогенераторы, а где-то массово утепляют дома и ставят тепловые насосы. Решения, эффективные в Финляндии, могут не сработать в штате Техас — и по физическим, и по экономическим причинам.

Положительный пример 18 рассмотренных стран вселяет, по словам авторов, робкую надежду на сдерживание климатических изменений. Но, чтобы достичь хотя бы цели, заявленной в рамках Парижского соглашения по климату 2015 года (рост температуры не более, чем на два градуса к концу столетия), нужно к 2030 году снизить глобальные выбросы на четверть по сравнению с современным значением. Такой темп демонстрируют даже не все из перечисленных исследователями государств, а основная доля выбросов приходится вовсе на Китай и другие развивающиеся страны.

Впрочем, Китай тоже активно борется за сокращение производства CO2, вводит в строй крупнейшие в мире ветро- и солнечные электростанции и, по некоторым оценкам, уже прошел через пик выбросов, хотя с ростом некоторых выбросов, например метановых, совладать пока не смог. Далее они будут снижаться, вопрос только в том, будет ли этого достаточно для предотвращения дальнейшего разогрева атмосферы. 


Источник: https://chrdk.ru/news/uchenye_ocenili_effekt_politicheskoi_voli_na_borbu_s_izmeneniem_klimata